0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что было высажено в 1942 на динамо. Текст Игорь Борунов. Как называется отрезная деталь одежды

Что в большом количестве было высажено в 1942 г. на стадионе Динамо?

Что в большом количестве было высажено в 1942 г. на футбольном поле московского стадиона Динамо?

О таком факте из вопроса я не слышал никогда и пришлось для правильности моего ответа найти соответствующую информацию, которая и пролила свет на этот исторический факт.

Оказывается, в 1942 году на стадионе «Динамо» были высажены . ЕЛИ.

Вопрос требует знания истории Великой Отечественной войны. А впрочем, можно и отгадать правильный ответ логически. В годы войны как ничто другое людям необходимо было пропитание, поэтому на стадионе Динамо была высажена КАРТОШКА.

В годы Великой Отечественной Войны очень многое делалось для победы, часто принимались нестандартные решения во имя нашей Победы. Школы использовались для создания госпиталей, в городе выращивались овощи, подростки работали на станках, изготавливая детали для оружия.

В предложенном вопросе даны варианты ответов, из которых нужно выбрать только один — правильный. Казалось бы по логике напрашивается ответ — картофель, ведь в годы войны многие люди просто голодали. Но правильный ответ другой — это Ели — высокие деревья, служившие маскировкой для тренировки снайперов, которых обучали и готовили к участию в боевых действиях.

В те годы есть нечего было, поэтому целесообразно было засадить всю площадь футбольного поля именно картофелем, поэтому многие выбирают ответ с высадкой корнеплодов картофель и это третий вариант ответа.

Этот факт описывается не в одном историческом документе. И он свидетельствует, что стадион в центре Москвы был засажена елями для того, чтобы была маскировка для подготовки снайперов. Вот и все.

Правильный вариант ответа — стадион был засажен елями.

Я не знала об этом матче ровным счетом — ничего. И тем удивительнее было прочитать о героическом подвиге людей, которые в блокадном городе, проявляли удивительные возможности: силы духа человека, не сломившегося под фашистским гнетом! Этот поединок можно и должно называть подвигом, ибо именно такие факты играли, да играют первостепенное значение на поднятие веры в свою победу!

А посажена была. в ауте, картошка, чтобы выжить в годы блокады.

Вносим коррективы, ибо надо было читать детали под вопросом, где написано о московском стадионе.

Здесь, совсем иной ответ — это ели, которые служили маскировкой для стадиона, ставшего на время войны — местом по подготовке снайперов!

Но про матч в Ленинграде было тоже полезно узнать.

Новое в блогах

КАК «ДИНАМО» КИЕВ ЗАЩИЩАЛО СТАЛИНГРАД

Разин (г. Москва) 19.04.2013 г.

КАК «ДИНАМО» КИЕВ ЗАЩИЩАЛО СТАЛИНГРАД
(Раскрыто одно из загадочных событий Второй мировой войны – «матча смерти» в 1942 году)

Да, легенды нужны, они поднимают дух и крепят память. Но легенды и опасны. Потому что, оставляя главное, они упускают детали, группируют события по-своему, идя против фактов историю, но следуя духу события. И поэтому создание их чревато разоблачением, особенно когда у легенды появляется сильный противник на переломе эпох. Поэтому когда История восстает против популярных легенд, легенды начинают обращаться в противоположность – в провал памяти.
Но есть легенды, открытие которых увеличивает вес легенд, несмотря на желание их преуменьшить тем, что они не соответствуют фактам истории.

В 1963 году вышел фильм «Третий тайм», посвящённый футболистам киевского «Динамо», которые в 1942 году под угрозой смерти выиграли матч у лучшей команды Люфтваффе, за что были расстреляны. Трагическая дилемма «жизнь и поражение или победа и смерть» в фильме стало легендарным победительным выбором.
Фильм дал основу высокой легенды.

Но вот пришли другие власти, которые в альянсе с заинтересованными сторонами из Германии стали исследовать эту тему. И к их радости исторические факты стали не совпадать с легендой, точнее, легенда стала не совпадать с фактами. Оказывается, футболисты не были пленными заключенными, а работали в Киеве, кто кем, более того, спокойно играли в футбольном чемпионате с немцами, венграми под именем команды «Старт». И после знаменитой игры они не были сразу арестованы и вообще не все погибли. Более того, это был не единственный матч – а матч-реванш. Более того, обнаружилось, что один из футболистов служил полицаем. А еще групповая фотография, где динамовцы после матча-реванша, улыбаясь, стоят рядом с футболистами Люфтваффе.
Казалось, легенда обратится в противоположность. Германская сторона начала радоваться, руховцы снимать фильмы с разоблачением. Вышел в 2010 году фильм, где показывалось, что динамовцы прекрасно жили в оккупации как хорошие граждане.
Но они не успели сделать шаг, как родилась другая легенда, менее яркая, более сложная, но от этого не менее героическая. Разоблачение деталей привело к тому, что эти детали дали совершенно другую картину реальных событий.

Футболисты киевского «Динамо» были агентами НКВД и выполняли в Киеве разведзадачи. Это звучит ошеломляюще, но для того, кто понимает, что главные спортивные клубы в те времена основывались силовыми ведомствами, что сохранялось и в послевоенное время – ЦДКА-ЦСКА – армейцы, Динамо – НКВД-МВД. Это была команда выходцев из НКВД, которую перед войной и во время войны готовил и курировал сам Павел Судоплатов.
Помимо данных о составе войск они добыли главную информацию в своей жизни – вектор и момент наступления Гитлера на Сталинград. В результате этой информации, которая поступала напрямую Сталину, он успел произвести мощный контрудар, который позволил войскам уйти за Волгу и укрепиться на позициях. По расчётам военных, если бы не этот манёвр – танковый контрудар, то Сталинград могли бы не удержать. Информация, пришедшая из Киева от динамовцев, фактически изменила ход войны, защитив Сталинград.

Но есть ли тогда легенда? Если тайна раскрыта – легенды уже нет.
Была легенда – простые русские мужики, бывшие футболисты, попавшие в плен, выходят на поле и под угрозой смерти выигрывают, показывая символически, что наша победа неминуема. За это – расстрел.
Да, не «билось» многое уже тогда: зачем немцам, какие бы они ни были, играть в заведомо выигрышный матч. Это не по-боевому, и вряд ли они на это шли.
Тогда что?
Было другое. То, что сохраняет и тайну, и делает новую легенду.
Игроки вышли на поле в красных футболках.
Нет смысла объяснять символику, но это примерно то же самое, если выйти с красным знаменем.
Что это было? Если динамовцы были резидентами, то кто дал команду раздражить немцев и заставить заняться ими гестапо? Ведь именно после красных футболок их арестовали и заключили в лагерь. Откуда они их взяли?
Или, может быть, это и была это их главная задача и цель – превратить поле для футбола в поле для открытого военного противостояния и победить в тылу на глазах у всех. Популярность киевского «Динамо» тогда была колоссальной, влияние футболистов на людей было на уровне кинозвёзд. И их победа могла иметь ни с чем не сравнимый вес, могла стать неотразимым символом.
Что и произошло в итоге. И они знали, на что шли. И у них была не просто миссия – выйти в красных футболках – у них была миссия выиграть в красных футболках, что было и сделано, несмотря на засуживание.

Читать еще:  Бэби-йога и массаж франсуазы фридман. Семейный центр «Чудо жизни». Положительные результаты от занятий

Меняет ли это смысл происшедшего? И в том и в другом случае герои, шедшие на верную смерть и совершившие подвиг. То, что погибли не все, ослабляет остроту легенды, но увеличивает её масштаб и смысл – до символического противостояния.
Меняется ли суть героизма, тушуется ли герой, если он знает, что это у него просто работа? Не экзистенциальный всплеск эмоций, а просто работа, которая может закончиться смертью.
Нет.

Легенда, которую не смогла одолеть скептическая историография, только укрепляется.
После матча динамовцы собрались и подняли стаканы водки. Они выпили за того, кто не дошел до поля битвы и был убит при загадочных обстоятельствах за день до матча. Тот, кто работал в полиции, и тот, кто обеспечивал отправку информации в Москву. Был ли это им всем намёк или уже было понятно, что их раскрыли. Но они выпили за бойца своего отряда. Может быть, смерть товарища дала им понять, что обратной дороги нет, и они сами приняли решение выйти на поле в красном знамени и дать последний бой?

Легенда остаётся Легендой – с большой буквы.

Уйти с поля не было сил… Воспоминания о легендарном матче, состоявшемся в блокадном Ленинграде 31 мая 1942-го года

31 мая в Санкт-Петербурге отмечают 70‑летие со дня невероятного события, навсегда вошедшего в историю. Согласно официальной версии, 31 мая 1942 года, в самый разгар блокады, в Ленинграде прошел футбольный матч, в котором игроки местного «Динамо» встретились с командой Ленинградского металлического завода.

Текст Игорь Борунов

Эту историю в том или ином виде в Петербурге знают практически все. Пережив самую страшную зиму 1941–1942 годов, блокадный Ленинград только-только начинал приходить в себя. Заработала Дорога жизни, к тому же в город ежесуточно стало приходить до 200 вагонов с продовольствием. Очень важно было поддержать веру ленинградцев в то, что все закончится хорошо. И кому-то там наверху пришла идея: в блокадном городе должны вопреки всему сыграть в футбол. И сыграли – на стадионе «Динамо», что на Крестовском острове.

До сих пор не утихают споры о том, какой именно матч считать тем самым первым блокадным. Версии разные. Широко известно мнение, что настоящий блокадный матч состоялся уже 6 мая. Футболисты ленинградского «Динамо», говорят, встретились с командой Балтийского флотского экипажа и победили со счетом 7:3. Возможно, так и было, тем более что на этом настаивали непосредственные участники событий, в частности вратарь, а впоследствии комментатор Виктор Набутов. Но гораздо больше свидетельств, позволяющих считать первым официальным матчем игру 31 мая между динамовцами и сборной, представлявшей Ленинградский металлический завод имени Сталина (ЛМЗ), в которую вошли футболисты ленинградских клубов «Зенит» и «Спартак», а также несколько рабочих. Из соображений военного времени название команды-соперника бело-голубых звучало как «команда Н-ского завода».

Встреча завершилась убедительной победой лучше готовых к ней динамовцев – 6:0, но уже через неделю в повторной игре Н-ский завод едва не взял реванш, добившись ничьей – 2:2. После этих матчей спортивные соревнования в осажденном городе стали почти регулярными.

КТО ИГРАЛ

31 мая 1942 года. Ленинград. Стадион «Динамо».

«Динамо» – «Н-ский завод» – 6:0

«Динамо»: Виктор Набутов, Михаил Атюшин, Валентин Федоров, Аркадий Алов, Константин Сазонов, Виктор Иванов, Борис Орешкин, Евгений Улитин, Александр Федоров, Анатолий Викторов, Георгий Московцев.

«Н-ский завод»: Иван Куренков, Александр Фесенко, Георгий Медведев, Анатолий Мишук, Александр Зябликов, Алексей Лебедев, Николай Горелкин, Николай Смирнов, Иван Смирнов, Петр Горбачев, В. Лосев.

Судья Павел Павлов.

Заслуженный тренер СССР Герман Семенович Зонин приехал в Ленинград из Казани в 1949 году. На Волге он посещал матчи с участием футболистов «Динамо» и «Зенита», эвакуированных из Ленинграда.

– Команда «Динамо» была визитной карточкой города. Их все знали и любили. Хорошие были ребята. Дружная команда. Душой ее был Валентин Федоров, игравший за «Динамо» вместе с братом Дмитрием. Почти вся команда «Зенит» была в эвакуации, а из числа динамовцев в Казань уехали лишь несколько человек. Они там работали на заводе, а по субботам играли в футбол. Народу на матчах было битком! Показывали классный футбол. Никогда не забуду, как Пека Дементьев (на тот момент футболист «Зенита». – Прим. ред.) по просьбе публики начинал делать свои финты. Отобрать мяч без фола у него было просто невозможно, – вспоминает Зонин.

Читать еще:  Можно ли есть яйца перед тренировкой. Белок перед тренировкой: что и сколько съесть. Спортивное меню: основные правила

С участниками блокадных матчей Зонин познакомился уже в Ленинграде, когда стал играть за «Динамо».

– Мы встречались с вратарем Виктором Набутовым на стадионе «Динамо». Набутов вернулся после болезни, и я каждый день его тренировал. С Аркадием Аловым был в хороших отношениях, но, когда я пришел, он уже играл не в «Динамо», а в «Зените». В «Динамо» я поиграл вместе с Анатолием Викторовым. Потом он ушел – Всеволод Бобров взял к себе, и Викторов трижды становился чемпионом Советского Союза по хоккею в составе ВВС. Помню Костю Сазонова – красивый парень! Играл крайнего нападающего. Перед матчами он на машине всегда делал круг по площади. Девки за ним бегали! А затем возвращался на стадион, – рассказывает Зонин.

Прошу Германа Семеновича рассказать о предыстории блокадного матча.

– Динамовцев война застала в Тбилиси. Они вернулись в Ленинград и все как один записались в ряды Красной Армии. Поскольку они представляли общество «Динамо», многие работали в милиции и НКВД – обезвреживали шпионов, которые показывали немцам, где бомбить. Был такой молодой игрок – Федор Сычев, центральный защитник. Осенью 1941‑го он был на дежурстве. Началась бомбежка. Увидев пожилую женщину, которая переходила дорогу, Федор решил ей помочь пойти в убежище. В момент разрыва снаряда он накрыл ее своим телом. Она осталась жива, а он погиб, – вздыхает ветеран отечественного футбола.

Кроме Сычева суровое военное время не пощадило еще нескольких игроков той команды. При разных обстоятельствах погибли Николаев, Шапковский и Кузьминский.

– Валентин Федоров был хорошим организатором. Ему и Алову доверили собрать игроков. Вызвали в горком партии. А почему вызвали? Пропаганда Геббельса растрезвонила на весь мир, что город Ленина – город мертвых, жители уже начинают заниматься каннибализмом. Тогда горком решил провести футбольный матч. Федорову и Алову дали задание собрать футболистов. Другую команду собирали профсоюзы. Конечно, люди были худыми и голодными, но вышли играть, – продолжает Зонин.

«СЧИТАЙТЕ ИГРУ БОЕВЫМ ЗАДАНИЕМ»

К сожалению, из непосредственных участников тех событий до наших дней не дожил никто. Последний – нападающий «Динамо» Евгений Улитин – ушел из жизни в 2002 году. Именно он запечатлен на единственном сохранившемся достоверном снимке блокадного матча, сделанном фотокорреспондентом ТАСС Васютинским. Обратимся к блокадным воспоминаниям организаторов игры, опубликованным в газетах в 1970–1980‑е годы.

Валентин ФЕДОРОВ, полузащитник «Динамо»:

– Однажды меня и Аркадия Алова вызвали в военный отдел горкома партии. Заведующий спросил, кто из футболистов остался в городе, чьи адреса или места службы мы знаем. Видя наше недоумение, он разъяснил: «Военный совет фронта решил провести в блокированном городе футбольный матч и придает этой игре большое значение. Считайте ее своим важнейшим боевым заданием». Задание было сложным. Команды «Динамо» тогда фактически не существовало. Шестеро футболистов находились в Казани, четверо погибли, один тяжело ранен и эвакуирован. Но комплектование оказалось не самым трудным. Как играть, когда сил не хватало даже на ходьбу? Однако постепенно собирались игроки, и мы приступили к тренировкам. Тренировались два раза в неделю.

Александр ЗЯБЛИКОВ, полузащитник и капитан команды Н-ского завода:

– Нас, игроков предвоенного «Зенита», весной 1942 года осталось в городе не так уж мало. Почти все трудились в цехах Металлического завода. Я, например, был заместителем начальника противовоздушной обороны цеха. Ни о каком футболе, естественно, мы и не помышляли. В начале мая я совершенно случайно столкнулся на улице с игроком «Динамо» Дмитрием Федоровым и уж совсем неожиданно тут же получил от него предложение сыграть с динамовцами. Проблем с комплектованием у нас было больше. Пришлось собирать игроков из «Спартака» и других городских команд. Некоторые включенные в состав так и не вышли на поле – настолько обессилили от голода. Форму нам дали соперники. Динамовцы, которым удалось немного потренироваться, предлагали играть два тайма по 45 минут. Заводчане соглашались только на два по 20. «Давайте сначала полчаса, – сказал я, подойдя к судье Павлову. – Если выдержим, то и все 45 минут». У нас не было вратаря, поэтому в ворота встал защитник Иван Куренков, но все равно не хватало еще одного футболиста. Тогда динамовцы уступили нам своего игрока Ивана Смирнова. И все-таки мы выдержали два тайма, потому что понимали: город должен узнать, что мы играли.

Перед повторным матчем 7 июня команда Н-ского завода разыскала вратаря, Куренков занял привычное место в обороне, и заводчане едва не добились победы.

Сын голкипера «Динамо» Виктора Набутова – комментатор, журналист и продюсер Кирилл Набутов признался, что отец не любил говорить о блокадном матче. Но поведал впечатления другого игрока бело-голубых – Михаила Атюшина, оперуполномоченного ленинградской милиции, который до войны играл в футбол лишь на любительском уровне.

– Я говорил с Михаилом Атюшиным, футболистом и гимнастом, который участвовал в матче и чья фамилия тоже есть на мемориальной доске, – рассказывает Набутов. – Он как-то в мае пошел на стадион «Динамо» заниматься гимнастикой. В зимние месяцы не тренировался – блокада, голод. Пришел и встретил ребят-футболистов. Те ему и говорят: «О! Хорошо что ты нам попался! Пошли, сыграем». Сыграли, но подробности он не очень помнил.

«В АУТ НЕ БИТЬ – ТАМ КАРТОШКА»

Любимый многими ленинградцами стадион «Динамо» за последние 70 лет почти не изменился, разве что вместо больших трибун появились здания, предназначенные для других видов спорта.
В 1942‑м для игры в футбол на «Динамо» было пригодно только одно из трех запасных полей. На главную площадку упал немецкий снаряд. На двух других выращивали брюкву и капусту. И только на третьем поле, слева от главного входа, можно было играть в футбол, хотя тоже не без ограничений.

Читать еще:  (Доклад) "Формирование правильной осанки у детей дошкольного возраста". Формирование правильной осанки дошкольника

– Когда они вышли на поле, им сказали: постарайтесь в аут не бить, потому что там посажена картошка. Картошка в блокаду – это жизнь. Когда закончился первый тайм, игрокам предложили отдохнуть, но они ответили, что отдыхать не будут, потому как если присядут, то уже не смогут встать, – рассказывает Герман Зонин.

Свидетельства игроков позволяют понять, насколько им было тяжело.

Анатолий МИШУК, зенитовец, хавбек команды Н-ского завода:

– Весной меня поместили в заводской стационар в последней стадии дистрофии. Когда вышел оттуда, меня разыскал Зябликов, сказал, что будет игра. Кажется, я был самым слабым из наших. Помню такой эпизод: идет несильная длинная передача. Я, как сотни раз делал в довоенных матчах, принимаю мяч головой, а он… сбивает меня с ног.

«НА ДВОРЕ ВОЙНА, А ТУТ КАКАЯ-ТО
ШАНТРАПА МЯЧ ГОНЯЕТ!»

Сведения о том, сколько на игре было болельщиков, в разных источниках сообщаются разные – от нескольких десятков раненых из соседнего госпиталя до 350 выпускников командирских курсов. До войны динамовцы были любимцами города, их знали в лицо, но блокадные невзгоды изменили людей до неузнаваемости. Ленинградцы, оказавшиеся на месте проведения встречи, были крайне изумлены, когда поняли, кто перед ними.

Евгений УЛИТИН, динамовец:

– Накануне игры в часть, где я служил сержантом связи, пришла телефонограмма о том, что необходимо прибыть на матч. Ранним утром я на попутной машине поехал в Ленинград, сошел с грузовика у Дворцовой площади. Дальше до стадиона шел пешком. Там обнялся с товарищами, подобрал бутсы и форму. «На дворе война, а тут какая-то шантрапа мяч гоняет!» – возмущались болельщики. Они просто не узнали своих недавних кумиров. На первых минутах нас не слушались ни ноги, ни мяч. Но ребята потихоньку завелись, и игра пошла. «Ба! Да это же Орешкин! Набутов! Федоровы!» – раздавалось с трибун, которые тут же оттаяли и начали болеть на всю катушку. Несмотря на теплый день, играть было трудно, в конце матча сводило ноги. Однако большинство динамовцев имели куда больше сил, чем наши соперники. Кроме того, в их воротах стоял полевой игрок. Во многом этим и объясняется крупный счет. По ходу игры хотелось замениться, но мы с большим трудом набрали людей на два состава. Поле участники встречи покидали в обнимку. И не только потому, что гордились друг другом – просто так было легче идти. Вернулся в часть под Шлиссельбург и недели две еле-еле ходил.

Футболисты отлично понимали важность возложенной на них миссии. Необходимо было посрамить фашистскую пропаганду и подарить городу надежду на мирную жизнь.

– Было трудно. И мышцы болели страшно, и мяч казался тяжелее, чем обычно. И летел он не так далеко. Но все это было ничто в сравнении с настроением. Мы понимали, как важно просто сыграть…

Действительно, радиорепортаж об игре, который появился на следующий день, на передовой встретили с необычайным воодушевлением. Бывший нападающий «Динамо» Николай Светлов написал об этом в письме: «Никогда не забуду день, когда в траншеях на Синявинских болотах, в 500 метрах от немцев, я услышал репортаж со стадиона «Динамо». Сначала не поверил. Побежал в землянку к радистам. Они подтвердили: верно, передают футбол. Что сделалось с бойцами! Все были возбуждены».

МИФЫ И ЛЕГЕНДЫ

Вокруг блокадного матча, а точнее, блокадных матчей – мы знаем, что их было несколько, – существует немало сомнительных сведений, а порой и откровенных домыслов. Но важно именно то, что в тяжелом 1942 году в блокадном Ленинграде действительно играли в футбол, и не раз. В то же время ряд фотографий якобы блокадного матча не имеют к нему отношения, поскольку на них изображена игра на полуразрушенном стадионе имени Ленина, а вовсе не на «Динамо». Не было и не могло быть прямой радиотрансляции на советские и немецкие окопы. По радио об игре рассказывали в записи.

– Никакого репортажа на вражеские окопы не было, – рассуждает Кирилл Набутов. – Работала разведка. В случае прямого репортажа немцы мгновенно бы определили, где проходит матч, и спокойно могли обстрелять место скопления людей. А так выстрелы были, но далеко. В нескольких сотнях метров упал снаряд, и все. Как всегда, реальность скромнее, чем легенды, которые ей сопутствуют. Я разговаривал с австрийским коммунистом Фрицем Фуксом. Во время блокады он работал на ленинградском радио – на немецком языке вел пропагандистские новостные выпуски, которые транслировались на вражеские войска. Ему кто-то на радио рассказал: «Слышал? На «Динамо» вчера играли в футбол» – «Да что ты? Конечно, я об этом расскажу!» И в выпуске новостей он сообщил о матче. Блокадных матчей было много.

«В 2018‑м К ПАМЯТНИКУ ФУТБОЛИСТАМ-
БЛОКАДНИКАМ БУДУТ ВОЗЛАГАТЬ ЦВЕТЫ»

31 мая, в день 70‑летия легендарного матча, рядом с полем, на котором прошла игра, будет открыт памятник: два борющихся футболиста, рядом – скамейка, на которой лежат цветы и военная форма. Питерский телекомментатор Геннадий Орлов надеется, что дело не ограничится открытием памятника и мемориальной табличкой, появившейся в 1991 году.

– Представляете, на чемпионат мира-2018 будут приезжать футболисты и болельщики из самых разных стран и возлагать цветы в память о победе духа. Участники блокадного матча были дистрофиками. Они говорили: «Лучше не делайте нам перерыв между таймами, потому что, если мы остановимся, нам будет уже не подняться». Я имел честь знать многих участников матча. Потрясающие люди – такой внутренней красоты! Это надо воспевать, и музей должен быть, – убежден Орлов.

Источники:

http://www.bolshoyvopros.ru/questions/2637780-chto-v-bolshom-kolichestve-bylo-vysazheno-v-1942-g-na-stadione-dinamo.html
http://maxpark.com/community/14/content/1954632
http://www.sovsport.ru/football/articles/529288-ujti-s-polja-ne-bylo-sil-vospominanija-o-legendarnom-matche-sostojavshemsja-v-blokadnom-leningrade-31-maja-1942-go-goda

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector